Трихомониаз.ру


» » Урогенитальный трихомониаз. Актуальные вопросы диагностики и лечения

Урогенитальный трихомониаз. Актуальные вопросы диагностики и лечения

ПАТОГЕНЕЗ


Изучить патогенез трихомониаза достаточно сложно [24]. Многие животные апробировались в качестве моделей инфекции T.vaginalis (мартышки, хомяки, морские свиньи, крысы, мыши, кошки и собаки). Большинство животных обычно не являются соответствующей моделью из-за неспособности поддерживать инфекцию гениталий, бессимптомности заболевания, слабого иммунного ответа, наличия своих собственных трихомонад из кишечника, ограничений при содержании и лечении отдельных видов. Отсутствие адекватной модели сильно ограничивает возможности вести стандартизованные, контролируемые исследования по передаче, патогенезу, иммунному ответу, лечению и созданию вакцины при трихомониазе.

Мышь стала наиболее популярным животным, используемым в экспериментальных моделях инфекции T.vaginalis. Недавно зарубежные исследователи, получили вагинальную инфекцию у белочной мартышки с симптомами заболевания в течение 3-х месяцев и с горизонтальным путём передачи инфекции. Однако эта информация предоставлена только одной лабораторией.

В настоящее время полагают, что все клинические изоляты T.vaginalis способны инфицировать человека и вызывать заболевание.

T.vaginalis in vitro более склонна к паразитированию на клеточных линиях влагалищного эпителия, чем на других типах клеток. Это не является неожиданностью, поскольку паразит in vivo взаимодействует с ними. Поверхность трихомонадной клетки - это мозаичные адгезины, рецепторы к хозяйским внеклеточным матриксным белкам и углеводородам, которые создают основу для лиганд-рецепторного взаимодействия. Амёбовидная трансформация T.vaginalis после контакта с эпителиальной клеткой, вызывающая образование псевдоподий, в дальнейшем приводит к синтезу адгезинов.

Адгезия паразита к эпителиальной клетке, обусловлена адгезивными белками: АР65, АР51, АР33 и АР23. Генетическая экспрессия четырёх адгезинов координированно регулируется на транскрипционном уровне ионами железа. Амёбовидная трансформация T.vaginalis после контакта с эпителиальной клеткой, вызывающая образование псевдоподий, в дальнейшем приводит к синтезу адгезинов.

Однако соединение с эпителиальными клетками хозяина не коррелирует прямо с вирулентностью, поскольку вирулентные штаммы, изолированные от больных, имеют большие различия по их способности присоединяться к клеткам хозяина.

Слизистая влагалища является бедной питательной средой для паразита. А так как трихомонада не способна синтезировать некоторые липиды то, вероятно, эритроциты могут быть первичным источником жирных кислот необходимых паразиту. В дополнение к липидам, железо является важнейшим продуктом для T.vaginalis и также может потребляться через лизис эритроцитов. Трихомонада фагоцитирует эритроциты, в связи с чем гемолитическая активность паразита коррелирует с вирулентностью.

T.vaginalis имеет от 11 до 23 различных протеиназных активностей, большинство из которых являются лизосомальными. Среди паразитирующих простейших, клеточные протеиназы T.vaginalis являются наиболее многочисленными. Клеточные протеиназы вовлечены в качестве вероятных литических факторов в гемолиз эритроцитов. Активность клеточных протеаз дополнительно требуется для присоединения T.vaginalis к эпителиальным клеткам. Предварительное лечение трихомониаза с помощью Na-тозил-L-лизина хлорометил кетона HCl (TLCK), -ингибитора клеточных протеаз, - вызывает заметное снижение их способности присоединяться к эпителиальным клеткам.

Клеточные протеазы T.vaginalis также способны разрушать иммуноглобулины G и А, присутствующие во влагалище.

Ранее было известно, что уровень лейкоцитарного ингибитора протеаз у женщин, инфицированных трихомонадами, составляет 26% от нормы. В 1998 году обнаружен возможный механизм проникновения вируса иммунодефицита человека в клетки при трихомониазе. Было показано, что трихомонадная цистеиновая протеиназа разрушает лейкоцитарный ингибитор протеаз и тем самым способствует инфицированию моноцитов вирусом in vitro.

Хотя контакт-зависимые механизмы играют значительную роль в патогенезе трихомониаза, контакт-независимые механизмы также включены в его патогенез. Давно известно, что T.vaginalis вызывает цитопатическое действие в клеточной культуре. Сравнительно недавно определили большой гликопротеид (200 кДа), вызывающий отсоединение монослоя клеток в культуре. Этот гликопротеид получил название "клеточный разъединяющий фактор" (КРФ). Он рассматривается как условно-патогенный фактор, с помощью которого паразит проникает в межклеточное пространство, и, разрыхляя ткань, способствует проникновению туда бактерий и формированию очага воспаления. Было показано, что уровни КРФ коррелируют с выраженностью симптомов вагинита.

Очищенный КРФ активен при рН 5,0-8,5 с оптимумом активности при рН 6,5 и потерей её ниже рН 4,5. Этот факт является интересным с клинической точки зрения, поскольку при минимальной разнице значений рН в норме и при трихомониазе (0,5) начинается активная колонизация влагалища трихомонадами.

Повышение влагалищного рН при трихомониазе может стать критическим в патогенезе заболевания.

Вероятно продукция КРФ эстрогенозависима. In vitro показано, что концентрация КРФ снижается в присутствии бета-эстрадиола. Максимальное снижение уровня бета-эстрадиола до 10-7 и 10-8М является клинически значимым, поскольку обычно у человека уровни этого эстрогена выше. Эта находка может объяснить некоторую логику течения заболевания -усиление клинической симптоматики во время менструации, когда снижается уровень эстрогенов, и возможное субъективное улучшение при местном применении эстрадиол-содержащих препаратов.

Следующим фактором сохранения паразита в изменяющейся среде влагалища является его способность избегать комплемент и клеточно-опосредованных реакций иммунного ответа хозяина, что является важнейшим аспектом патогенеза заболевания. Избегание контакта с комплементом - это стратегическая тактика T.vaginalis, которая в процессе эволюции нашла свою экологическую нишу. Неожиданностью стало определение низкого содержания комплемента в слизистой влагалища. Только менструальная кровь представляет собой источник комплемента в вагине. Интересно, что его активность в менструальной крови вдвое ниже венозной, а одна треть менструальной крови не имеет активного комплемента вообще. Менструальная кровь имеет выраженную цитотоксичность, связанную с комплементом для защиты от T.vaginalis, и хотя в менструацию концентрация паразита в половых путях снижается, сама трихомонадная инфекция продолжает оставаться как во время, так и после нее. В этот период численность трихомонад в вагине снижается, а факторы вирулентности, многие изних требуют наличия железа в среде, наоборот увеличиваются. Это приводит к обострению заболевания во время менструации и, особенно, сразу после её окончания.

Устойчивость влагалищной трихомонады к комплементу зависит от высокой концентрации железа, в избытке присутствующего в менструальной крови. По-видимому, железо регулирует экспрессию протеазных белков, которые, как обнаружено, разрушают С3с-компонент комплемента на поверхности микроорганизма, что позволяет паразиту избежать комплемент-зависимой нейтрализации.

T.vaginalis имеет также и другие пути ухода от иммунной системы. Многочисленные клеточные протеазы, секретируемые T.vaginalis, разрушают IgG, IgM и IgA, что позволяет паразиту выжить при иммунном ответе макроорганизма. Более конкретно это было показано на примере действия очищенной 60 кДа цистеиновой протеиназы T.vaginalis, которая разрушает IgA, IgG и гемоглобин в дозово- и временнозависимой манере.

Влагалищная трихомонада подобно другим паразитам секретирует высокоиммуногенные растворимые антигены. Освобождение этих антигенов может нейтрализовывать антитела или цитотоксические Т-лимфоциты. T.vaginalis может сорбировать хозяйские белки плазмы и этот слой не даёт возможность иммунной системе хозяина идентифицировать паразита как чужеродный организм. Поэтому механизмы иммунной системы, такие как презентация антигена и комплемент-зависимый лизис, не будут функционировать.

Таким образом, показано, что трихомонадная инфекция не приводит к развитию выраженного иммунитета. Выявленные у больных или переболевших трихомониазом лиц сывороточные и секреторные антитела являются лишь свидетелями существующей или перенесённой инфекции, но не способны обеспечить стойкий иммунитет. Реинфекция T.vaginalis у человека не вызывает иммунной защиты.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 21


Категории: Специалистам / Публикации / Пособие для врачей