Трихомониаз.ру


» » Мочеполовой трихомониаз (клинико-лабораторное обследование и ведение пациентов)

Мочеполовой трихомониаз (клинико-лабораторное обследование и ведение пациентов)

Глава 2

ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ТРИХ0М0НИАЗА


Последние годы характеризуются неуклонным ростом частоты сексуально-трансмиссивных заболеваний как среди населения страны так и во всем мире (Яцуха М.В., 1982; Васильев М.М.,1990; Скрипкин Ю.К. с соавт., 2001; Борисенко К.К. с соавт., 1997; Singh В., 1997; Bowden FJ, Garnett GP, 2000).

Урогенитальный трихомо-ниаз занимает первое место в структуре инфекций, передаваемых половым путем (ИППП). Его удельный вес в 2001 году составил 41,1%. Наивысшая заболеваемость трихомониазом зарегистрирована в 1995 году, что составило 343,9 случая на 100 000 населения, причем особой тенденции к снижению пика заболеваемости в последующие годы не наблюдается. В 2001 году заболеваемость была равна 303,1 на 100 000 населения. Среди зарегистрированных больных соотношение мужчин и женщин составляет 1:4. (Баткаев Э.А., Рюмин Д.В., 2004).

Разрушение в России строгой системы клинико-эпидемиологического контроля и учета за ИППП, отсутствие четкого взаимодействия бюджетных и частных медицинских учреждений, внедрение ряда новых препаратов, существенное изменение демографической характеристики, коренным образом способствовали изменению как клинических проявлений этих заболеваний, так и подходов к их лечению.

По данным ряда исследователей, около 70% женщин с различными воспалительными заболеваниями половых путей колонизированы Trichomonas vaginalis, а в небольших количествах, не вызывая воспаления, трихомонады обнаруживаются у большинства женщин.

Эпидемиология трихомониаза до сих пор изучена недостаточно, и некоторые специалисты вообще сомневаются в существовании проблемы распространения этого заболевания. Вместе с тем в последние годы возросло количество субманифестных и асимптомных клинических форм трихомониаза. Заболевание в 10-65% случаев протекает по типу транзиторного или бессимптомного носительства и сопровождается существенными изменениями в микробиоценозе урогенитального тракта (Клименко Б.В., 1987; Абдумаликов Р.А., 1995; Клименко Б.В. с соавт., 2001; Dino Petrin et al. 1998). Во многом это обусловлено сложными процессами, происходящими в микроэкосистемах организма человека. Кубанова А.А. с соавт. (2001) показали стабильно высокий уровень заболеваемости трихомониазом за последние десять лет как в отдельных регионах (до 150 на 100 тыс. населения), так и по России в целом (до 300 на 100 тыс. населения). Сухова Л.П., Щербаков В.М. (1999) приводят еще более высокие цифры по Липецкой области за 1995-99 гг.

Заболеваемость трихомониазом, по мнению этих авторов, стабильно оставалась на уровне 495,6 — 585,5 на 100 тыс. населения. В то же время, в последние годы заметно снижена частота урогенитального трихомониаза в нашей стране. У женщин с воспалительными заболеваниями трихомонады обнаруживаются в 5,6-20,6%, у беременных - 0,98-32%, у пациенток с бесплодием - 19,5%, у мужчин с воспалительными заболеваниями - 0,2-8,5%.

Важность проблемы трихомониаза сегодня определяется еще и тем фактом, что Т.vaginalis играют существенную роль в процессе преждевременного разрыва околоплодных оболочек, провоцируя тем самым преждевременные роды и рождение детей с низкой массой тела. Кроме того, считается, что Т. vaginalis облегчает передачу ВИЧ (Cotch M.F. et al.,1997).

Трихомонады быстро теряют жизнеспособность вне человеческого организма. При высушивании во внешней среде они погибают за несколько секунд, аналогичное явление происходит при повышении температуры свыше 40°С. Воздействие прямых солнечных лучей, ультрафиолетового облучения, замораживание так же губительно действует на этих простейших. Даже слабые антисептики приводят к моментальной гибели паразита. В то же время во влагалищной слизи на белье, туалетных принадлежностях трихомонады остаются жизнестойкими в течение 1-3 часов.

Противоречивы данные о выживаемости трихомонад в воде. Это важный в эпидемиологическом отношении вопрос. Длительное время полагали, что возможно заражение через водную среду. На сегодня доказано, что неполовое заражение не имеет практического значения (Клименко Б.В., 1987). Имеются эмпирические данные, позволяющие в общих чертах представить пути и вероятность передачи T.vaginalis (Френсис Дж. Боуден, Джефри П. Гарнет, 2001):

— от мужчины к женщине: ряд авторов показали, что от 85 до 100% женщин, являющихся половыми партнерами мужчин, которым в двух клиниках был поставлен диагноз трихомониаз, так же были инфицировны T.vaginalis (Catteral R.D., 1972). Несколько меньшие значения — 66% ранее показал Whittington M.J. (1957);

— от женщины к мужчине: наблюдается очень большой диапазон показателей (от 4 до 80 %) — Watt L. Jennison R.F. (1960)

Основной проблемой в наблюдении за контактами является идентификация источника и направления передачи инфекции. Резонно предположить в этом случае, что все те, кто инфицирован T.vaginalis, являются источником заражения. Исходя из этого постулата Френсис Дж. Боуден, Джефри П. Гарнет (2001) ввели такие эпидемиологические критерии как «верхние и нижние границы» возможной передачи инфекции.

Под «верхней границей» вероятности передачи инвазии от мужчин к женщинам авторы понимают долю (процент) зараженных половых партнерш, при использовании достаточно точных методов диагностики в условиях клиники.

Доля (процент) мужчин, являющихся половыми партнерами женщин с трихомониазом и инвазированных на данный момент, будет определяться частотой сексуальных контактов в данной паре, вероятностью передачи трихомониаза в расчете на один половой акт и продолжительностью заболевания у мужчины. Вероятность передачи от женщин к мужчинам на протяжении длительных взаимоотношений выше 50%. Однако, уровень в 50% может быть, по мнению авторов, приемлемым и для кратковременных взаимоотношений.

Определение «нижней границы» вероятности весьма затруднено. Это связано в первую очередь с малой выборкой исследований и недостаточной диагностикой трихомониаза.

Под этим понимаются в данном случае не технологические ошибки, а тот очевидный факт, что средства использующиеся для диагностики этого заболевания были различными. Исходя из этого, более низкие цифры заболеваемости обусловлены относительно невысокой чувствительностью используемых диагностических методов. Наиболее информативной является комбинация культурального или молекулярного метода исследования материала, полученного из уретры, секрета предстательной железы, спермы. Разумеется в повседневной практике такая комбинация используется не всегда (Френсис Дж. Боуден, Джефри П. Гарнет, 2001).

Несомненно, репрезентативность эпидемиологических исследований зависит от объема выборки (Платонов А.Е., 2000). Объем выборки при эпидемиологических исследованиях трихомониаза снижен значительно за счет «бессимптомных» больных. Особенностью трихомониаза как протоинвазии является значительный процент таких больных (Клименко Б.В., 1987) и, что особенно важно — это существенная доля больных с незначительными симптомами, которые не доставляют особых проблем пациентам и не побуждают их обращаться в специализированные клиники. Исходя из этого, можно с большой долей вероятности считать, что на частоту выявления бессимптомного, а точнее сказать, малосимптомного трихомониаза, влияет уровень социальной достаточности, образования данной популяции, которые несомненно характеризуют стереотип отношения к своему здоровью (Френсис Дж. Боуден, Джефри П. Гарнет, 2001). Авторы вполне логично предполагают, что у пациентов, которых беспокоят симптомы заболевания, и которые понимают их значение для здоровья и, главное, имеют доступ к квалифицированной медицинской помощи, продолжительность инвазии будет короче, чем у пациентов, не обращающих внимание на незначительные «неудобства и дискомфорт». Социологический и социально-психологический аспекты трихомониаза представляют значительный научно-практический интерес. Сексуальное поведение человека — предмет изучения многих научных дисциплин: венерологии, психологии, сексологии и т.д. (Кунгуров П.В. с соавт., 1998).

Социально-экономический «срез» и установление социально-психологических параметров заболеваемости трихомониазом несомненно важны в разработке эффективных методов профилактики и лечения этого социально значимого заболевания (Reynolds M.W. et al., 2000).

В доступных нам источниках недостаточно материалов, посвященных конкретно этим вопросам. Относительно полно демографические аспекты трихомониаза изложены в работах Cotch M.F. et al. (1991), Bowden F.G, et al., (2000). По данным этих авторов распространенность трихомониаза значительно варьирует в разных группах населения. В немалой степени это зависит и от методов диагностики.

Большинство результатов получены с помощью исследований, проведенных в специализированных клиниках. Согласно этим публикациям, самая низкая распространенность трихомониаза наблюдается у женщин из более обеспеченных социальных слоев общества. Распространенность этого заболевания среди женщин слабо развитых стран достигает 50%.

Аналогично обстоит дело и с заболеваемостью трихомониазом у мужчин. По данным авторов, проводивших эпидемиологические исследования в Новой Гвинее, распространенность трихомониаза среди коренного населения составляла 10,9%, а среди белого - случаев заболевания не наблюдалось. С возрастом распространенность трихомониаза среди женщин постепенно возрастает, чего не наблюдается при бактериальных ИППП. Это существенно отличает эпидемиологию трихомониаза от других инфекций, передающихся половым путем (Френсис Дж. Боуден, Джефри П. Гарнет, 2001).

Проведенный эпидемиологический анализ в ретроспективном варианте уровней заболеваемости населения России (Яцуха М.В. и Аверина В.И.) показал, что за период с 1995 по 2003 г.г. число зарегистрированных ИППП уменьшилось с 1204515 (815,2 случаев на 100 000 населения) в 1995 году до 1047147 (587,7 случая) в 2003 году.

Отмечено медленное, но ежегодное снижение числа регестрируемых больных трихомониазом с 508713 или 344,3 случая на 100 000 населения в 1995 году до 371721, или 259,6 случая на 100 000 населения в 2003 году; однако, следует обратить внимание на увеличение удельного веса трихомониаза в общей структуре ИППП с 42,2 до 44,1%, соответственно.

Таблица 1

Регистрируемая заболеваемость трихомониазом населения Российской Федерации В 1995 - 2003 Годах*



* Цитировано по М.В. Яцухе и В.М. Авериной

Таким образом, в структуре ИППП мочеполовой трихомониаз занимает наибольший удельный вес, составляющий более 40% среди всех зарегистрированных ИППП в России, на втором месте - сифилис (от 16,1 до 31,7%), на третьем - гонорея (от 12,8 до 21,3%), затем хламидиоз (от 11,1 до 17,1%) и вирусные заболевания. Высокий уровень заболеваемости трихомониазом характеризует эту инфекцию как наиболее проблемную в здравоохранении среди статистически учитываемых ИППП в России.

Следует отметить, что в г. Москве удельный вес каждой из нозологии в общей структуре ИППП имеет отличия от среднероссийских показателей. В частности, при трихомониазе она почти в 2 раза меньше, чем в России, в отличие от других инфекций: хламидиоз, аногенитальный герпес и аногенитальные бородавки.

Анализ заболеваемости ИППП мужчин и женщин в России (1995—2003 г.г.) с вновь выявленным диагнозом позволил установить, что число заболевших женщин почти в 2 раза больше, чем мужчин. При этом соотношение числа мужчин и женщин отличалось по нозологиям и, в частности, при трихомониазе составило 20,6 к 79,4%. Число зарегистрированных мужчин и женщин отличалось и по возрастной структуре различных ИППП: при трихомониазе, хламидиозе, вирусных инфекциях число женщин значительно преобладало в разных возрастных группах.

Установлено, что в 2003 году число больных в возрасте 20-29 лет при трихомониазе составило 40,3%, при хламидиозе - 50%, т.е. половина больных принадлежит этой возрастной группе, что характеризует ее как наиболее подверженную заболеваемости большинством ИППП.

Результаты деятельности различных лечебно- профилактических учреждений по активному выявлению больных ИППП и, в том числе трихомониаза (Приказ МЗ РФ № 286 от 07.12.1993 года) позволяют в целом провести анализ, разработать стратегию противоэпидемических мероприятий в зависимости от существующей эпидемиологической ситуации.

Наибольшая доля активного выявления трихомониаза в 2003 году приходится на специалистов разного профиля (64%), кожно-венерологических и других лечебно-профилактических учреждений (12,4% и 32,3%, соответственно), а также стационары (7,4%) и медицинские осмотры. Подчеркивается повышение активности выявления больных трихомониазом: с 57,1% в 1995 году до 64,0% в 2003 году при всех видах профилактических обследований. Вместе с тем, доля кожно-венерологических диспансеров в активном выявлении трихомониаза составила лишь 12,4%, что в определенной степени, свидетельствует о неполноценном клинико-лабораторном обследовании и ведении пациентов, особенно с сочетанными инфекциями урогенитального тракта, а также о том, что значительное, есди не подавляющее, количество больных обращаются в акушерско-гинекологические, урологические и другие лечебно-профилактические учреждения.

Следует также обратить внимание на то, что показатель заболеваемости и активного выявления трихомониаза и других ИППП отражает лишь официальную статистику, зависит от уровня диагностики и полноты учета, что весьма трудно контролировать в силу значительного количества коммерческих клинико-диагностических и лечебных учреждений, которые весьма «неохотно» делятся информацией с государственными структурами (форма № 34 «Сведения о больных заболеваниями, передаваемыми половым путем»).

В заключение следует отметить, что уровень заболеваемости урогенитальным трихомониазом, распространенность заболевания и его причины остаются во многом неизвестными, что напрямую связано с отсутствием надлежащей профилактики и комплексной, полноценной клинико-лабораторной диагностики.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 26


Категории: Специалистам / Публикации / Пособие для врачей